Путешествия : ПРАГРУ - все о путешествиях в Прагу! Туры в Прагу, отзывы

ПРАГ.РУ - все о путешествиях в Прагу! Туры в Прагу, отзывы о Чехия | Поиск отеля | | | ,
| | | | | | | | | Прага дремала, залитая светом полной луны. В местах, куда не проникал свет, лежали
густые тени. Окутанные мягким сиянием, выступали кровли высоких домов, галереи,
костелы и башни.
Алоис Ирасек, "
О старой Праге ".
Недавно я прогуливался
в сопровождении своего импресарио по улицам Праги , погруженный в тихое
умиление. - О, прекрасная старуха, милая сердцу каждого художника, - думал я,
- сколько веков копила ты свои каменные сокровища и как ты ревниво бережешь
их, подобно скупому рыцарю...
Александр Синенький, "
Аверченко в Праге".
В залу вошел
слуга и принес новые бутылки кианти - с длинными горлышками - как красные фламинго...
Вокруг Корвинуса сгруппировались его более молодые друзья и рассказывали ему
вполголоса и смеясь о "Пражском запечатанном письме" и о нелепом предсказании,
связанном с ним.
Густав Майринк, " Альбинос".
На небосклоне
вдали бушует гроза: ветвистые зигзаги молний полыхают между небом и землей,
а здесь через каждые три секунды бьет яркая белая молния маяка - полезная молния,
озаряющая тьму.
Карл Чапек, " Огни над
Прагой ".
На самой макушке
холма уцелел народный парк: склон без единого деревца, ржавый песок, поросший
реденькой, жесткой травой, но и этого достаточно влюбленным подросткам: едва
стемнеет, они подымаются сюда и усаживаются, как говорится, на зеленый ковер.
А ночью - ночью человеку здесь делать нечего, место пользуется дурной славой.
Карл Чапек," Холм Святого Креста".
Там, под третьим
замковым двором, и под владиславским крылом дворца открывается удивительный
подземный лабиринт; сегодня там копошатся двести пятьдесят человек с заступами,
тачками и бетоном; порой нужно нагибаться, чтобы пройти, вы на семиметровой
глубине под мостовой..
Карл Чапек, "
В Пражском
граде ".
Кудрявая головка
нагнулась, и тонкой белой шейки коснулось лезвие топора...Кровь брызнула ручьем
и обагрила чистый лед и девственный снег. Отбросив топор, Дуринк вынул нож и,
докончив свое гнусное дело, быстро удалился.
Алоис Ирасек,"Дуринк
и Неклан ".
..Сворачиваешь
в какой-нибудь переулок, сразу погружаясь в омут мрака, и вдруг из оконной щели
тебе в зрачек вонзается колдовская игла призрачного света.  Потом из тумана
выплывает дом с надломленными плечами и покатым лбом; как давно ошалевшее животное,
бессмысленно таращится он в небо пустыми люками крыши.
Густав
Майринк, "Растения доктора Синдерелы".
"Каждый
ее камень дышит историей и тайной. Нет такого предместья, где в свое время не
лилась бы кровь". Джером К. Джером "Трое на четырех колесах".
"Другие
города, какими бы древними они ни были, кажутся мне невольниками тех, кто в
них обитает; они как будто дезинфицированы какой-то сильной, стерилизующей кислотой
-
Прага же управляет своими жителями как марионетками: дергает их за
ниточки с первого до последнего вздоха..."
Meyrink
G. Die Stadt mit dem heimlichen Herzschlag. Gartenlaube, 1928.
"Вымершие
дома - они казались необитаемыми по меньшей мере на протяжении нескольких веков,
тут и там на барочных подокойниках, среди горшков с тюльпанами возлежали, сонно
жмурясь на золотой солнечный диск, ангорские кошки. Нигде ни звука..."
Густав Майринк, "Зеленый лик"
"В те
времена поверхность этой страны покрывали большие леса, не населенные людьми;
их наполнял шум роившихся там пчел, пение различных птиц. Лесов было бесконечное
множество, подобно песку у моря или звездам на небе; леса беспрепятственно простирались,
и стадам животных едва хватало земли. Табуны лошадей можно было бы сравнить
только разве с саранчой, скачущей летом по полям".
Козьма
Пражский, "
История Чехии "Солнечные
часы над древними вычурными гербами, высеченными на потемневших от времени стенах,
подслеповато поблескивающие зеркальные стекла, красные черепичные крыши, маленькие
уютные капеллы, робко прячущиеся в тень, золотые капители башен, горделиво устремленные
ввысь, к белым щекастым облакам..."
Густав Майринк,
"Зеленый лик"
"Мох,
проросший меж булыжников мостовой, приглушал шаги, а красноватые мраморные плиты
с полустертыми эпитафиями, вделанные в плесневелые стенные ниши, напоминали
о кладбищах, которые в былые времена находились в этом месте". Густав Майринк,
"Зеленый лик"
"Эта фантастическая
готика с ее скульптурами, словно отлитыми из запекшейся крови! Сколько бы я
ни смотрел на нее, она не перестает волновать мою душу".
Густав
Майринк, "Экспонат"